Документ обновлен:
2005-10-29 12:40

Инок Евтимий

По следам болгарских новомучеников.

Том І. Батакские новомученики


Предисловие

Жизнь царств и народов проходит незаметно, и время покрывает оставшиеся после них кости и камни все новыми и новыми покрывалами земного праха и забвения. В этом прахе нашей земной истории канули в вечность не только цари, бояре и вельможи – исчезла не одна тысяча болгарских родов и фамилий. Христианские души, которых никто из людей не помнит, каждая из них со своими грехами, немощами и страданиями, исчезли, унося с собой те чувства, мысли и слова, которых никто и никогда не узнает, пока все не откроется перед всеми в день Судный. И большинство этих болгар не оставили и следа о своем житии и страдании от колыбели до могилы, «как от птицы, пролетающей по воздуху, никакого не остается знака ее пути, но легкий воздух, ударяемый крыльями и рассекаемый быстротою движения, пройден движущимися крыльями, и после того не осталось никакого знака прохождения по нему» (Прем. Сол. 5:11)… Но в этом море страдания, каковым является болгарская – и вообще вся человеческая – история, Богом не забыта ни одна слеза, ни одно воздыхание, ни одно стенание тех, кто из юдоли плача и сени смертныя стремились к единственному и вечному Смыслу: Богу. И по следам этих-то болгар, оставленными на путях времени, идут многие ныне живущие историки и биографы. Однако, единственно агиография постигает их духовную личность, глядя на их путь через земное как на голгофский путь к вечному жилищу созданного, искупленного, спасенного и обожествленного Богом человека (2 Кор. 5:1-5).

Агиография и агиология возглавляют особый раздел православного христианского богословия: предметом агиографии является описание жизни святых, а агиологии – богословское и церковно-историческое исследование жизни и подвигов святых, а в более новые времена также и православных христиан – подвижников веры и благочестия. Чтобы не обременять читателей, мы будем использовать в дальнейшем эти понятия равнозначно – в обобщенном смысле как раздел богословской науки, предметом изучения которой является православная христианская святость.

По духу и содержанию христианская агиография развивается под непосредственным влиянием святого Евангелия и книги Деяния святых Апостолов. Здесь запечатлено первое христианское житие – Самого Господа Иисуса Христа, а потом и Его многострадальных последователей – святых апостолов. Здесь дан также и образец первохристианской святости – страдания Христа ради. Повествование в Деяниях святых Апостолов о мученической смерти св. архидьякона Стефана и св. ап. Иакова являются не только первостепенными документами о ранней истории Церкви, но и первообразами православной агиографической традиции.

С самого начала своего существования Церковь старательно собирала сведения о жизни ее подвижников. В самые ранние времена христианства (І – нач. ІV в.), когда ее последователи в Римской империи подвергались периодически жестоким гонениям, святость в Церкви считалась достоянием всего народа Божиего, всех христиан, участвующих в ее евхаристийной жизни. Тогда еще не существовал чин канонизации, то есть официального причисления отдельных подвижников к лику святых, но еще тогда началось особое молитвенное почитание и поминовение во время богослужений тех, чья причастность к Богу проявила себя еще в их земной жизни. К их числу принадлежали прежде всего мученики.

Одним из главных разделов агиографии является мартирология (буквально «мученикослов» или мученикознание) – рассказ о том, как христиане засвидетельствовали свою верность ко Христу пролитием собственной крови и мученической смертью. Согласно первоначальному значению греческого слова «мученик» означает просто «свидетель» и не имеет дополнительных оттенков, связанных с представлением о страдании. Но из-за того, что святые апостолы, которые в Новом Завете именуются именно «свидетелями» (гр. мартирес), подвергались постоянной опасности мучений и смерти за Христа, проповедуя истинность событий, чьими прямыми свидетелями они были, еще в конце І в. с идеей свидетельства начала тесно связываться и идея страдания и мученической смерти. Жестокость гонений на христиан и благоговение, которое изначально внушают люди, умирающие ради свидетельства своей собственной веры, придали этому термину более узкое значение.

Еще в глубокой древности Церковь начала собирать в отдельных сборниках сведения о своих святых. В эпохе до ІV века они представляли собой списки с именами мучеников, где была отмечена дата их церковного поминовения. Подобная краткость объясняется тем, что эти записи пользовались членами соответствующей христианской общины, где всем подвиги этих мучеников были хорошо известны. Однако позднее, когда увеличилась численность одноименных святых, пострадавших в разное время и в разных странах, в ІV веке появляются списки с именами мучеников, упорядоченные по дате их кончины (лат. dies natalis – «день рождения в вечной жизни»); эти списки содержали больше сведений о подвигах Христовых свидетелей, о месте их особого почитания и о посвященных им храмах. Эти списки назывались мартирологии или мученикословы.

В период усилившихся гонений на христианство короткие записи о страданиях отдельных христиан или целых христианских общин были естественным отражением страшных времен, когда христианство должно было сохранить себя. Пространная и дидактически направленная агиография развилась позднее в более благоприятных условиях для развития этого раздела христианской литературы. Вот почему по своей краткости и беглости разрозненные сведения о неизвестных болгарских мучениках времен османского владычества сильно напоминают первохристианские «агиографические заметки» – как мы образно можем назвать первые мартирологии. Составлению такого нового мартирология, посвященного только болгарским новомученикам и представленного в свете православной христианской агиографии, посвящен настоящий сборник, озаглавленный нами «По следам болгарских новомучеников». Он представляет собой скромную попытку более упорядоченного исследования разных сторон болгарского новомученичества.

Так как исторические источники, с которыми нам приходится работать, разнородны, то и обусловленное ими содержание нашего сборника, а также подход к ним и их обработка, могут оставить впечатление разнородности и отсутствия единого порядка. Поэтому мы отдали предпочтение представленному здесь способу изложения: антологии с комментариями и ссылками к дополняющим отдельные жизнеописания свидетельствам из других известных нам источников. Нужно также сказать, что этот первый том сборника «По следам болгарских новомучеников» подобен лишь первому шагу по пути к неизведанным далям: на этом этапе разработан лишь агиографический подход и собраны отдельные тексты, связанные только с новомучениками 1876 г. и в частности – с мучениками Батака, которым полностью посвящена эта книга.

Эпоха османского владычества в болгарских землях оставила нам немного свидетельств, большинство которых трудно назвать житиями. Это обломки уже забытого прошлого, чьи следы ныне почти незаметны. Но даже и самые ничтожные и невзрачные из них, разбросанные в разных исторических источниках, для нас – алмазы, сияющие духовной красотой мученичества и исповедничества. О многих из болгар, упомянутых в них, мы имеем ясные свидетельства, что они приняли венец мученичества и являются нашими горячими ходатаями перед Богом. О других, чей подвиг остался за нас сокрытым, нам невозможно судить иначе, как посредством предположений и аналогий со сходными случаями из житий древних святых. Но страдания православных христиан, несомненно, принесли духовные плоды для вечности и для нас самих, кто молитвенно их поминает. Нам не надо забывать, что страдания верных православных христиан всегда бывают семенем…

* * *

В балканской истории эпоха новомученичества начинается еще в ХІV веке, хотя и не существует четкого агиографического раздела ее определения во времени. В своем исследовании житий новомучеников историк священник Номикос Михаил Вапорис дает следующее определение самого понятия новомученики:

Современные историки Православной Церкви рассматривают тех православных христиан, мужчин, женщин и молодых людей албанского, болгарского, грузинского, греческого, румынского, русского, сербского, сирийского и украинского происхождения как новомучеников, которые во времена мусульманско-османского владычества (ХІІІ – ХХ век) оказались в положении, поставившее их перед выбором принять ислам, чтобы остаться в живых, или принять страдания, мучения и неизбежную смерть, если остаться православными христианами. (1)

В конце ХХ века, особенно после падения тоталитарных режимов в ряде государств, где Православие испокон веков было народной верой, интерес к житиям и подвигам новомучеников усилился. Утружденные и обремененные долгим безвременьем, многие болгарские души стали искать следы прошлого своего народа с жаждой осмыслить свое собственное настоящее страдание, чтобы найти живую связь с духовными корнями своего народа, испытывая на этом пути и боль, и привязанность, и необходимость в духовной пристани и укрытии. Это была как будто боль ветви, пораженной тяжелым топором, которая жаждет опять приникнуть к вековечному стволу, так как перестала ощущать в себе живительные соки Пути, Истины и Жизни и почувствовала свое историческое и народностное бытие исчерпанным и обреченным без живой связи со своим духовным прошлым, без родниковых струй наследия своих нравственно чистых предков, отличающихся глубокой верой и целомудренной жизнью. Это – неутолимая водой нынешнего безвременья жажда постигнуть смысл страданий и стремление к заре вечного Христова утра. На эту жажду или даже еще до нее отозвались и болгарские новомученики – бдящие над нашим народом и пробуждающие народную совесть. Их путь, их истина, их жизнь как живой уголек зажгли в плотских сердцах многих из нас жажду духовной жизни и подвига во имя чистой, болгарской – святой православной веры, ради которой они пролили свою кровь.

Подпадание Болгарского царства в ХІV веке под мусульманское иго воистину является библейским уроком для нас, нынешних болгар. (2) Уроком покаяния, плача по утерянному, христолюбивого и родолюбивого поиска причин, возглашения правды, осмысления неправд и прославления достойных славы болгар, претерпевших до конца и в смирении мучения во имя Христово. Когда мы говорим о болгарских новомучениках и их времени (а это, прежде всего, эпоха османского владычества в наших землях), нужно иметь ввиду именно библейскую меру. Возможность нравственного очищения отдалившихся от Бога людей через горнило мучений и страданий определяет меру допущенного Богом испытания. Нравственный потенциал нашего народа в те времена в целом был довольно высоким, так что после морального и религиозного падения на закате Второго болгарского царства все еще была возможность восстановления народного благочестия. Всякое возвращение к богоугодной жизни неизменно связанно с подвигом веры и благочестия, иными словами – с существующим в настоящее время духовно-нравственным потенциалом народа преодолеть грех и постигнуть правду Христову. Как в развращенной душе распадается целостность, так и внешне объединенная по определенным признакам, но духовно-нравственно развращенная и распавшаяся человеческая общность уже не является единым народом. Именно безнравственность, рассматриваемая как свобода, является причиной рабства – в библейско-христианском свете последнее неизменно связано с отпадением от истинного богопочитания (Ис. гл. 5, гл. 14:3; 17:4-5), с отклонением от Божиего пути. Грех неизменно рождает рабство, и корни нынешнего рабства опять имеют духовно-нравственное естество.

Сегодня проблема рабства и мученичества опять животрепещущая, так как болгарский народ (3) – подобно сходящему из Иерусалима в Иерихон путнику, которого избили разбойники – лежит крайне изнуренный из-за нравственного разложения, из-за демографическо-общественного кризиса, из-за политической и исторической безысходности. Проблема не может иметь только политическое или экономическое решение, хотя сегодня все усилия направлены именно в эту сторону. Все политические партии, идеологии и решения вместе взятые ничтожны перед Божией десницей, определяющей ход истории при соучастии свободной воли человека. Когда эта воля выбирает земное, плотское, греховное, ничтожное и порочное, нравственная свобода исчезает и человек становится «жертвой кризиса», лишаясь Божией поддержки, единственно необходимой в таком состоянии израненности и изнеможения, и подпадая под тот или иной вид рабства. Божия десница благословляет смиряющегося, кающегося, возвращающегося усердно и искренно к Божиему животворящему закону, но и наказывает также упрямо противящегося этому всеистинному и праведному Закону (4). Разговор между Спасителем и апостолами о падении Иерусалима дает решение проблемы родолюбия в свете духовном (срв. Матф. 24:1-25). Апостолы были преследуемы иудейским Синедрионом как отступники от «закона Моисеева» и, следовательно, как «изменники родины». Они разошлись по всему свету и их «родоотступничество» принесло благословение десяткам народов, в том числе и нашему. Главное обвинение против Спасителя тоже состояло в «политической измене» (и перед народом, и перед римской властью). Земные «патриоты» распяли Его во имя своего царства, отвратившись тем, что Его «царство не от мира сего» (Иоанн. 18:36). Политический подход к определенному духовному кризису может лишь его углубить, отдаляя его от истинного исцеления болезни,, порожденно й грехом. Беды и раны, вызванные духовными причинами, исследуются и лечатся духовно.

Жития новомучеников ставят нашу совесть также перед другим измерением их духовного опыта.

Когда рушится здание Иерусалимского храма и язычники окружают святой город отовсюду (срв. Матф. 24:1-25), последним прибежищем христиан остаются катакомбы. Будучи духовной наследницей древнехристианских мучеников и матерью новомучеников, по своему естеству Церковь Христова не может быть порабощена духовно. Ее духовная сущность и непорочность ее веры, ее изначальная принадлежность и полная самоотдача ее Жениху, Христу, делают ее свободной от оков любого земного мудрования. Она неподвластна ничьему – человеческому или бесовскому – рабству. Имея Христа, ей нечего терять, ибо для нее Христос все – ни богатство, ни земные блага приобретения, ни разлука с мирским, ни бедность, ни голод, ни смерть не могут испугать ее или отлучить от Христа, Который является началом ее бытия и ее Главой. Ведь она существует через Христа и Христом и если у нее отнять Христа (что невозможно!) – отнимается у нее само бытие ее! Сущность истинного христианства крестоносна. И новомученики хранили Православие именно как крестоносную веру, надежду и любовь через века рабства; в годы тяжких общественных бедствий Православие испокон веков хранило от людей нищих и убогих – тех, кого злословили, гнали, хулили, считали сором для мира! (срв. 1 Кор. 4:10-13) Против Православия всегда воевало землеславие, землемыслие, землелюбие, и землеугодие, в наши дни даже наряженные в «православие»… Всматриваясь в пример новомучеников, мы осознаем, что нашим последним кровом – в том случае, если мы лишимся своей земной родины, как и они лишились, и превратимся в скитальцев по дорогам презрения – будет постоянная молитва, непрерывная связь с нашим Искупителем. Истинному рабу Христову нечего терять, если он имеет Христа, если в его крови течет Его Кровь, а в его душе возрастает Его благодать. Рабы Христовы среди болгар всех времен – те безвестные христоликие души, которые сейчас молятся за нас пред престолом Пресвятой Троицы – и являются нашим истинным народом, потому что только вечность истинна! Самая великая и вечная тайна, самое великое и вечное сокровище истинного болгарина, истинного человека – Христос! Из глубины души новомученики зовут: «Не бо врагомъ Твоимъ тайну повемъ!» – не предадим врагам Твоим Тайну, т. е. Тебя Самого, Христе – предвечная Всетайна всех тайн во всех мирах – врагам Твоим, которые и поныне ищут Тебя, чтобы распинать Тебя снова в лице Твоих рабов!

Истинное Православие всегда было преследуемо, в исполнение вечно живых слов апостола: «Да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2 Тим. 3:12). И подготовкой к нашему духовному выживанию есть все более и более глубокая духовная жизнь, все более и более решительная борьба против греха в нас самих, все больше и больше духовного трезвения и усилий к приобретению добродетелей, все больше и больше духовного «сокрытия от мира» и служения Богу в смирении, с трепетом и покаянием. Ныне наши судьбы схожи с судьбами новомучеников, хотя время, в котором мы живем, отличается от их эпохи. Схожи из-за потери земного царства, земного упования и земного утешения, но ведь именно эта потеря вызвала у новомучеников стремление к верности попранному когда-то предками Божиему завету – верности в страданиях, в утешительном уповании о Царствии Небесном и небесной жизни. Их путь – молчаливого и тайного исполнения Божиих заповедей, а когда Бог призовет – самоотверженного исповедования православной веры ценой собственной жизни, является в той или иной степени предначертанием нашего собственного пути. Сила нашей связи с Христовой Церквью – Матерью новомучеников – не столько во внешней, сколько в духовной преемственности. Именно в духовном воспитании сегодняшнего православного христианина агиография и особенно жизнеописания святых новомучеников занимают важное место. Поэтому мы считаем работу над подобного рода сборниками насущной, в духовном и мировоззренческом плане, не только для нынешних православных болгар, но и для православных христиан всего мира.

Новомученики зовут нас из вечности. Перед нами их жизнь, их смерть и, прежде всего, их победа над земным и плотским путем перенесения страданий во имя Христово (срв. 2 Тим. 2:2). Жизнь во Христе, приготовление к нашей встрече с Христом Господом есть самый короткий путь к победе над любой земной силой, имеющей целью разлучить нас со Христом, к победе над всеми мучителями и даже над самим антихристом. Зов новомучеников пробуждает нас – осознать, что эта такая короткая земная жизнь дана нам не для чего иного, как для того, чтобы познать своего Создателя, полюбить Его и пребывать неразлучно с Ним, независимо от того, живем или умираем. Болгарские новомученики зовут нас ко Христу, зовут нас и к себе – к нашей дорогой и святой небесной Болгарии.

Примечания

1. Nomikos Michael Vaporis. Witnesses for Christ. Orthodox Christian Neomartyrs of the Ottoman Period 1437 – 1860, St. Vladimir`s Seminary Press. Crestwood, NY, 2000, p. 1. – Курсив наш. [обратно]

2. Такое осознание можно увидеть в некоторых народных песнях, осмысливающих османское иго как наказание из-за отступления от Бога: Дал Господь болгарину / царствовать и благоденствовать, / однако не хочет болгарин / царствовать и благоденствовать! / Болгарин заважничал так, / что не знает, что делает, / что делает и чего он стоит: / на коне в церковь заходит, / на коне стоит, антидор принимает, / на копье просфору насаживает, / саблей к иконам прикладывается. [обратно]

3. Хотя само слово «народ» сегодня употребляется чаще как политический термин, чем как слово с живым, полнокровным, духовным смыслом – каким оно было в устах наших предков – мы хотим помнить и не забывать мучения и страдания тех, ко торые нас родили; ибо последнее предательство – а именно предательство к нашему прошлому, будет последней изменой нашей духовной идентичности как народ – изменой нашей православной вере. Вот почему, несмотря на антиисторизм, ненависть к народу и все остальные обезлич ива ющие склонности «современного мышления», мы верим, что все еще существуют любящие Родину болгары, которые исповедуют духовное мировоззрение своих дедов и прадедов – святое и непорочное Православие, и поэтому мы используем выражение «болгарский народ» именно и единственно в указанном здесь духовно-нравственном смысле. – Прим. авт. [обратно]

4. Особенно ярко видны причины рабства и выход из него в библейском примере с вероотступником Манасием, развратителем своего собственного народа. Вот, он «в тесноте своей он стал умолять лице Господа Бога своего и глубоко смирился пред Богом отцов своих. И помолился Ему, и Бог преклонился к нему и услышал моление его, и возвратил его в Иерусалим на царство его» (2 Парал. 33:9-13). Вечный пример духовно правильной «политики». [обратно]

>


На главную | Содержание


© 2001—2005. Православна беседа, русская версия. Перепечатка материалов разрешена при условии указания ссылки на автора, название и адрес сайта pravoslavie.domainbg.com/rus. Если Вы хотите получать известия о новых поступлениях на нашем сайте, напишите нам по адресу pravb(@)bulpost(.)net (вводя адрес удалите скобки), а в поле subject напишите SUBSCRIBE-RUS.